7 отличных ответов на вопрос "Что почитать?"

Сегодня - краткий обзор на семь книг из обширного списка моих самых любимых. Надеюсь, для кого-то какая-то из них станет приятным открытием. 

1. "Коллекционер", Джон Фаулз
Роман о скромном  служащем городской ратуши Фредерике Клегге, влюбленном в прекрасную и  кажущуюся ему недостижимой студентку художественного училища Миранду  Грей. Выиграв состояние на скачках, молодой человек похищает девушку и  размещает в переоборудованном в комфортабельную темницу подвале  собственного дома, надеясь, что, узнав получше, пленница его полюбит.  Конфликт двоих в замкнутом пространстве разворачивается в неоднозначную  многослойную историю о борьбе добра и зла. Отдельного упоминания  заслуживает потрясающий и психологически достоверный портрет главного  героя, в том числе лингвистический. 

2. "Сказки сироты в ночном саду", Кэтрин Валенте
Одно  из недавних открытий - изящное постмодернистское полотно из сказок;  кругозор автора просто невероятен. Здесь задействованы персонажи самых  разных культур, переосмыслены классические сюжеты (оригинально, а не как  обычно). Джинны и ламии, жар-птицы и боги, селки и лунные люди - каждый  из десятков (множества десятков, так что предупреждаю, чтение не для  людей с проблемами с концентрацией) персонажей обладает ярким голосом и  рассказывает собственную историю. Связанные воедино шахерезадовским  сюжетом, все нити повествования, вьющиеся на протяжении четырех томов  ("Степная книга", "Морская книга", "Штормовая книга" и "Обжигающая  книга"), в конце концов сходятся в одной точке. Первая книга (содержащие  первые два тома) понравилась больше второй, но, думаю, это дело вкуса. 

3. "Камера обскура", Владимир Набоков
Не одной  "Лолитой" жив поклонник Набокова. "Камера обскура" - один из трех его  берлинских романов, мрачный, яркий, кинематографичный, ядовитый,  лаконичный, несмотря на то, что язык его вполне набоковский - вычурный и  медленно смакующий сам себя.
Роман о страсти и слепоте, порождаемой  страстью. Как пишет сам Набоков в начале авторской американской версии  романа: "Жил-был некогда в Берлине человек [средних лет]. Он был богат,  уважаем, счастлив; в один прекрасный день он бросил жену и ушел к  молоденькой любовнице; он ее любил, а она его нет, и жизнь его  окончилась трагически. Вот и вся история, и на том бы мы ее и оставили,  кабы в самом повествовании не было пользы и удовольствия..." 

4. "Рони, дочь разбойника", Астрид Линдгрен
Вообще  очень досадно, что Линдгрен многие знают только по Карлсону и Пеппи, а  многие ее другие вещи остаются за кадром. "Рони" кажется мне ужасно  недооцененной, во всяком случае русским читателем. Это одна из любимых  книг моего детства - про загадочный скандинавский лес с разбойничьим  замком, расколотым молнией пополам, про Рони, рожденную в семье атамана  разбойников в эту грозовую ночь, ее названого брата Бирка, сына главаря  враждебной шайки, про злобных друд и серых гномов, медвежьи пещеры и  диких коней. История про взросление, любовь, дружбу, семью и непростой  выбор - серьезная, нежная и глубокая, которую, я уверена, с  удовольствием прочитает и взрослый. 

5. "Вверх по лестнице, ведущей вниз", Бел Кауфман
Это  роман про школу, в котором повествование не ведется от третьего лица;  весь он состоит из писем, формуляров, объяснительных, записок, но чтение  это удивительно увлекательное и трогающее сердце. История учительницы  литературы, которая приходит работать в общеобразовательную школу, вся  система которой словно нацелена на то, чтобы мешать учителям выполнять  свою работу, а в детях взращивать ненависть к происходящему в ее стенах.  Сильвии Баррет предстоит преодолеть множество испытаний, пройти через  отчаяние, отрицание и гнев, чтобы в коне концов понять, в чем именно  состоит истинное предназначение учителя. Книга, которая "вдохновит вас  на подвиг", ибо "несмотря на все это, нет ничего более прекрасного, чем  школа". Меня поразило, что, оказывается, когда книга только вышла, она  тут же стала так популярна, что сотни детей писали письма "Мисс Сильвии  Баррет", и, хотя она была вымышленным персонажем, почти все благополучно  доходили в руки автора, Бел Кауфман. 

6. "Хазарский словарь", Милорад Павич
Это  сербский постподернизм, детка. Роман действительно построен как словарь  со своими статьями и состоит из трех частей, каждая из которых излагает  собственную версию (христианскую, древнеееврейскую и исламскую) выбора  хазарами официальной религии. Заскучали? А напрасно! Это совершенно  сумасшедшая книга, удивительный образец магического реализма - жалкая  щепотка реальных исторических фактов лишь слегка припорошила огромный  клубок из ловцов снов, писем в прошлое, дьяволов, курящих трубки и  играющих на свирели, говорящих оленей, бессмертных принцесс и метафор,  которые вынесут вам мозг.
Попробуйте! Если вам понравится, вы  наверняка захотите еще - спешу обрадовать, у Павича все творчество  такое. И все его произведения - интертекст, то есть тесно переплетены  друг с другом. Герои одного романа, познакомившиеся за чтением  предыдущего - легко. Финал романа, зависящий от того, решит ли читатель  кроссворд? Запросто. Роман-пособие по таро, роман-асторологический  справочник... Но начинать надо все же с "Хазарского словаря".
Осторожно!  У словаря две версии - "женская" и "мужская". Не покупайте обе, чтобы  проверить, чем они отличаются. Я предупредила ;) 

7. "Как писать книги", Стивен Кинг
Единственная  книга о том, как писать, которая мне помогла. Собственно, она стала  настольной. Кинг не просто дает советы писателям - он говорит о  творчестве, как стиле жизни, требующем полной отдачи, жертвенности,  упорства и непрерывного, выматывающего труда. И говорит он об этом с  такой искренностью и страстью, что прямо хочется отбросить книгу в  сторону и пойти упарываться над рукописью ^^ Но отбросить не выходит,  потому что книга держит до последней страницы, умудряясь смешить,  заставлять задуматься и даже поплакать. 

(с) zloi_minotavr

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened